Стихи про царя


Пожалуйста, не забывайте голосовать за хорошие произведения, а также то, что новые стихи хранятся на последних страницах.

№ 1750

Я сегодня Русский царь,
Всемогущий государь.
Важно я сижу на троне
В соболях, шелках, в короне.

В праздник новогодний славный
Я на елке самый главный!


про царя.

Автор: Иванова Наталья
+0-
Дата: 24/08/2015

№ 49125

Ать-два, ать-два - немудрёные слова.
«Ать-два, ать-два», - воевода-голова
Повторяет ранним часом
Раз за разом, раз за разом

Молодых вояк уча:

«Взять копьё. Коли с плеча!
Меч – не баба, хват сильней!
Бей столбец да не жалей.
Эх, зарубочка слаба…

Ну-ка снова. Эх ма! Ба!
Молодец! Вот это сила!
Мать-земля не зря вскормила
Из малёхи сорванца

Вот такого молодца!

Ать-два, взяли лук
Наш на дальность добрый друг.
Натянули тетиву,
Бей в мишень, не в синеву.

Худо! Где у вас глаза?
Лучше бьёт слепа гроза.
Тетиву тяни сильней!
Бей! Не то. По новой. Бей»!

Так с рассвета до обеда,
От обеда даже в ночь
Воевода непоседа
Гонит с рати скуку прочь.

Не за тем, чтобы развлечься
Да потехой глотку драть,
А за тем, чтоб не обжечься
Коль случится воевать.

Хоть войны давно не знали
Да бывали времена,
Коль отпора не давали
Пропадали племена.

Воевода не сражался,
Но от прадеда урок
Ценным опытом достался.
В том и видел жизни прок.

Он не стар, хоть и не молод
Нет седого волоска,
Статью крепок, что тот молот
Да и дух не из песка.

Он пока своей десницей
Рати водит не спеша,
Враг, не то что близ границы,
С дали смотрит трепеща.

А идут коли гостями
Во столицу, там, где трон,
Только с добрыми вестями,
Чтя и нравы, и закон.

Воевода рать заводит,
Чтоб блюсти покой земной,
Царь на троне руководит
Крепкой, сытою страной.

Царь в трудах своих не скучен,
За страну ведёт ответ
Да годами всё ж измучен:
Уж к обедне сотня лет.

Он давно бы власть на милость
Всю царевичу отдал.
Да царевич, так случилось,
За границей пропадал.

Для него родные земли,
Нравы родины – застой.
Заграничным модам внемлет,
Всё чужбинное звездой.

Хоть и чтил отца родного
Выбирал себе друзей
Не из края дорогого,
Заграничных королей.

Царь-отец ему для виду
В свете праведных забот
Всё ж высказывал обиду
За страну и за народ.

Но царевичу забавы
В заграничных городах
Лучше собственной державы
В молодых его годах.

Дома терпит еле-еле
Наставления отца,
Канут только две недели
И не видно молодца.

Сына царского в столице
Годы видеть не могли.
Царь, хоть смерти не боится
Да здоровье на мели.

Как-то раз, себя разнежа,
Жил царевич вдалеке,
От отца пришла депеша:
Семь печатей на листке.

Царь-отец велел вернуться
До родимого двора,
Дел полно, а сроки жмутся:
Трон принять ему пора.

Добирался месяц к дому
Невесёлый был с лица.
Хоть готовился к плохому
Да живым узрел отца.

Царь почить не собирался,
Хоть давно уж не орёл,
Всё ж на троне подобрался,
Речь серьёзную повёл:

«Я, сынок, уже не крепкий
И, как мне когда-то предки,
Чтобы царству не упасть
Отдаю и трон, и власть

В руки собственного сына.

То есть ты берёшь едино
Властью даденою мной
Всю опеку над страной.

Наше царство нынче – крепость.
В нём и воинов свирепость,
И купеческий доход
Мир и прибыль нам даёт.

Да и люди, что под нами
Не скрипят в трудах зубами –
Не накладен им оброк,
С тем и мы спокойны в прок.

Наводи свои порядки,
Не играй с законом в прятки,
Ставь в чины своих людей
Да за вотчину радей.

Пусть тебе хоть трижды мнится
Светом звёздным заграница
Чти родной обычай, нрав,
С тем и будешь сыт и прав».

Золотую снял корону,
На царевича одел,
Помолившись на икону
Отошёл от царских дел.

Новый царь от дел избытка,
Что наметил, будя крут,
За труды схватился шибко
К трону вызвав чинный люд.

И как велено законом
От артелей всех мастей
Люди встали перед троном
В ожидании вестей.

Между чинного народа,
С теми, кто держал совет
Ожидал и воевода:
Что же ныне выйдет в свет.

Вышел царь, хорош для глаза,
Блеск наряда в сотню свеч,
Обозначив всё указом
Гласом строгим начал речь:

«Ныне мы уже не племя.
Мы народ. Настало время
Устаревшее забыть
Да по-новому зажить.

Поглядите на себя!
Я смотрю на вас скорбя:
Вкуса всякого потеря –
На одеждах шкуры зверя

Да и лён уже не то.
За границей нас за то
Кличут варварами всех,
Что не жалует успех.

Посему: артелям ныне
Ткать простое – нет твердыней.
Шёлк, парча, батист, сатин –
Это всё. А что едим?

Редьку с квасом, хлеб да соль,
Каши… нет другого что ль?
Ужин, завтрак и обед –
Всё едино. Силы нет

Есть такое раз за разом.

Потому купцам указам:
Редьку с рынка извести,
Заграничный плод вести.
Будет радость для народа.

А теперь другого рода:
Воеводе слово дам.
Сколько душ по всем войскам»?

Зычно тот перед царём:
«Тридцать тысяч наберём»!
Царь ему: «Похвально. Бойко!
Но на кой нам только столько?

Столько тысяч нам зачем?
Воевать-то нынче с кем?
Короли, князья, султаны
Не готовят нам тараны.

Мне друзья и я им друг.
Так скажи с чего бы вдруг
Задарма вояк кормить?!
Всех немедля распустить»!

Воевода от такого
Распрямившись: «Всех?! С такого
Люд лихой пойдёт в разгул.
А рубежный караул?

Ваш указ сильней тарана!
А почётная охрана
Вас и ваших всех гостей? »
Царь ему: «Молчать! Не смей

Пререкаться тут со мной!

Хватит сотни и одной
Воинов рослых для почёта
Да и то, уж много что-то.

Остальных всех по домам.
Да и ты, пожалуй, сам,
Чтобы впредь не пререкался,
Отдыхай. Навоевался».

Воевода побледнел,
Кулаки могучи сжавши,
Но перечить не посмел
Вышел вон не попрощавшись.

Вскоре сборище чинов,
Прихватив указов кучи
До артелей шли без слов
Ликом хмурые, как тучи.

Шли и думали: «Царём
Коли велено – так надо.
Коль по миру не пойдём
В том и будет нам отрада».

Рать отправив по домам
Царских дел бессрочный узник
Воевода, что не срам,
Стал ковать железо в кузне.

То ограду для бояр,
То подковы, то орало…
Так и время, что товар
Дни, недели торговало.

Год прошёл за ним другой.
Не осилив дел замены
Пол артелей, как метлой
Размели те перемены:

Не по прибыли сырьё
Не своё из-за границы.
Тяжким выдалось житьё,
Дело вырвав из десницы.

Ну а те, кто уцелел
Так цены подняли меру,
Что не каждый бы сумел
Взять товар не вспомнив веру.

Редьку с рынка извели.
Хоть чужое с виду краше,
Покупали, что могли
На похлёбку, не до каши.

Люд с такого обеднел
Да из тех, что были в рати
Оказавшись не у дел
Подались в лихие дяди.

От того царя казна
Рост теряя убывает.
Уцелевшим не до сна:
Царь оброки прибавляет.

Так ещё тяжёлый год,
Понаставив всюду плахи,
Обездоливал народ
Возвещая всем о крахе.

Царь уже на шатком троне.
Мало блага просвистел,
Да тут новость: друг в короне
Царства земли захотел.

Уж собрал для них тараны,
У рубежья уж войска.
В царстве внутренние раны
Да снаружи смерть близка.

Люд простой, скрипя зубами,
Проклиная свой удел,
Видя: дружбе с королями
Царской выдался предел

Выйдя из дому, из леса,
Взяв дубину и топор,
От такого жизни пресса
Завалился в царский двор.

Сотню воинов почёта,
Заперев гурьбой в амбар,
Гневом праведным народа
Учинить хотят пожар.

За грудки царя таскают,
Тут ему бы и конец,
Да безмолвно отползают:
Воевода здесь боец.

Оттащил царя от люда,
Посадил на шаткий трон,
Повернул к народу круто
Грудь, что мощный бастион.

Всех окинул грозным глазом,
Речь повёл могучим басом:
«Что ж вы братцы, эх-ма! Ба!
Мы ж душой не голытьба.

До царя дошли и ладно
Потрясли неаккуратно
Преподав ему урок.
Коль не дурень, будет впрок.

Кто ошибок не вершил?!
Вот и он свои нажил.
После совестить придём.
Нынче тяжести в другом:

Враг стоит у рубежей
И числом не меньше вшей,
Что у них на головах.
Жажда прибыли в глазах.

Учинить желают кражи,
Истребить порядки наши,
Нашу землю отобрать.
Время тут ли глотки драть?!

Аль сдадим своё чужому?
Аль не мы защита дому?
Аль плечами мы узки?
Аль мечи нам не близки?

Так восстанем на вражину!
Становись братки в дружину,
Чтобы гнать отсюда прочь
Восвояси день и ночь

Тех, кто наше взять стремится.

Пусть бегут в свою столицу,
Надаём им по зубам,
Чтоб не лезли больше к нам»!

Люд ответом: «Нам ль не встать
За землицу и за мать!
Чтоб у нас была свобода
Ты веди нас воевода»!

И за день, как искру высечь,
Собралось полсотни тысяч
Мужиков сословий всех:
За родное встать не грех.

Взяли пики и клинки,
Приготовили пинки
Да погнали восвояси
Злыдней тех в военном плясе.

Дружно гнали с рубежей
Их и в спины, и взашей
От своей родной землицы
Вплоть до модной их столицы.

Но в столицу не вошли,
А назад домой пошли.
Так чужого не забрав
Да своё им не отдав.

В стороне своей родимой,
Пред врагом непобедимой
Встали дружно пред царём
Беспокоясь о своём.

Царь к ним вышел, не споткнулся,
Как орлёнок встрепенулся
Да народу на показ
Выдал новый свой указ:


Мол, своё вернуть – твердыней.
Но чужое без гордыни
Брать, при этом не зевать
Им и наше торговать.

Коль вина его в деяниях,
Он берёт, как покаянье
Из своей казны за грех
Залатать страны прорех.

Прочит кушать редьку, хлеб
Для телесности потреб,
Понимает, мол, не ели б
То врага б не одолели.

Про военные дела:
Рать вернуть какой была.
Воевода был кузнец,
Станет рати всей отец.

И оброк, что зуб протёр,
Нынче тоже под топор,
Чтоб доход поднять народу
Да своим помочь в свободу.

Люд таким указам рад.
Хоть заботы сотни в ряд,
Но зачин пошёл на дело,
Знать, осилится умело.

Год прошёл, другой и в деле
Восстановлены артели
Те, что по миру пошли
Нынче дело вновь нашли.

Заграничное не сняли
Но своим заторговали
Да порой с такой лихвой,
Что куда их моде той.

Рать восстала с новой силой.
За границу не ходила.
Заграница, видя рать,
Уж не лезет воевать.

Царь с народом стал единый.
Хоть прибавил с ним седины
Да не дурень, внял урок:
Что народ его сберёг.

Хоть и знался с королями,
Называя их друзьями,
За своё стоял горой,
С тем и жил себе в покой.


про царя.

Автор: Наталья Урванцева
+0-
Дата: 17/04/2017


№ 51755

Последний наш царь человек был святой,
По бабам его не носило,
Его не могла соблазнить красотой
Бесовская тёмная сила.

Такой он святой был, что просто держись,
И, чтя неустанно устои,
Решил он с царицей связать свою жизнь
Такой же, как сам он, святою.

Собрался в Европе фашистский кабал,
Ротвейлеров клан и Ротшильдов,
Молиться, чтоб дьявол из ада прислал
Исчадье в обличье Матильды.

Пускай она лихо отпляшет балет —
Исконное наше искусство, —
Чтоб впал самодержец от звона штиблет
В бесовское дикое чувство.

Тогда позабудет он Русь навсегда,
Начнёт разъезжать по притонам,
И скажет: "Пришла нам пора, господа,
Продать Петербург Вашингтону."

Но царь это адское всё монпансье
Отмёл без раздумий пространных,
Поскольку имел на руках он досье
Надёжно разведанных данных.

И значилось там, что Матильда есть враг
И смалу была с бесовщиной,
Что взглядом крутила предметы за так
И с каждым крутила мужчиной,

Что мать и отца засадила в острог
И в школе слыла хулиганкой, —
Чему ж удивляться, что дьявол не смог
Не спеться с такою поганкой.

А кто заслужил за сей рапорт медаль?
Вопрос это не пустяковый —
То был всенародно известный нам Даль,
Словарика автор толковый!

Наслышался много он слов на Руси,
Справляясь об адской мамзели,
А также геройски, кого не спроси,
Играя в кино Флоризеля.

"Отважен ты, Даль, и не в меру умён,
В любую полезешь траншею,
Так будь же героем всех наших времён,
Владимира Далю на шею!"

Так царь говорил и, вручая медаль,
Светился святой простотою,
Царица поодаль жевала миндаль
И тоже казалась святою.

Рассказывал Даль нам про фильмы с тех пор
Ещё много лет многократно,
Матильда же, с чёртом кляня уговор,
Отправилась в пекло обратно.

Россию ни бабой не взять, ни ножом,
Ни сверху, ни сбоку, ни с тыла,
В России историю мы бережём
И помним всё точно как было!


про Матильду,  про царя.

Автор: Иван Семизайцев
+4-
Дата: 21/09/2017

№ 51806

В одиночестве правящий,
В одиночестве плачущий,
Царствие твоё незыблемо.
Сам себя в правители выдвинул.

Сам себя таким выдумал,
Создал таким обыденным,
В пространстве этом замкнутом,
В плену абсолютной монархии.

Так царствуй над этой комнатой!
Нужны ли тебе поводы,
Повелевать столу и стулу,
Лампе настольной, пистолетному дулу,

Кровати с кривыми ножками,
Платьям с узорными брошками,
Паркету дубовому
И шкафу тисовому?

Смотри, они безропотно внемлют
Твоему красноречивому бреду!
Почему тебе это не нравится?
Неужели сложно с ними справиться?

Что ты за ручку дверную хватаешься?
Что ты к окнам с разбегу бросаешься?
Подданных своих не бросай,
За пределами замка, ты - не царь.


про царя.

Автор: Дарья Плюгина
+0-
Дата: 27/09/2017


№ 55134

Соринка в глазу

Со слезинками от горя,
Не сходящими с лица,
Разлилось людское море
Возле царского дворца.

Будто недруг в обороне,
Вражьих сил боясь извне,
Что-то тёмное в короне
Замаячило в окне.

Постройней приняв осанку,
Как воды набравши в рот,
На себя надев ушанку,
Царь глядел на свой народ.

Причитать тут стали бабки,
Свистнул где-то мужичок -
Царь смотрелся в этой шапке
Как грибок-боровичок.

Царь явил, чего хотел он -
Он казался в шапке той
Свеж лицом и здравый телом,
И как будто с бородой.

А завязки шапки душат
Так, что мысли лезут вон.
Ничего не слышат уши,
В голове стоит лишь звон.

«Суетятся будто мухи.
Как вести с ним тет-а-тет?
Ведь народ-то немоглухий,
Рот кривит, а слов-то нет.

А пришло их, глянь-ка, толпы!
Нет им края и конца.
Хоть и немы, гневный ропот
Виден с каждого лица, -

Царь шептал. - Ослеп, ей Богу!
Не в обмане ль царский глаз?
Бунтарей, гляди, как много
По Россее-то у нас!

Сколь пришло их, страсть Господня!
Их же нет! Ан вот оне!
Не одна, похоже, сотня
Их проходит по стране.

Ой! И стары, и сопливы
Собрались зачем-то тут.
Так себя нетерпеливо
Под окном моим ведут.

Да, дела и вправду плохи!
Как хотелось бы покой.
А такие скоморохи
Мне теперича на кой? -

Стал чесаться Царь местами. -
Хоть душа моя чиста,
Схорониться б за кустами,
Только нет нигде куста.

Как же так? Какого чёрта?
Ужто нет и погребка?
Не видал такого чё-то
Я укрытия пока.

Как случилось? Как же можно?
Стен высоких много, но
Что укрытий нет надёжных,
Это даже не смешно.

Ну, у жизни повороты!
И к каким бежать местам,
Не дай Бог, захочет кто-то
Раскачать нам что-то там?

Ломануться ну как люди,
И паду от рук я их.
То, что так оно и будет,
Нет сомнений никаких.

Ну а раз такое выйдет,
Занимать не трон, а кол
В полуголом буду виде.
Не дай Бог, ещё и гол.

Что ж я в думах-то про плаху? -
Царь всё мыслил как в бреду. -
Как же это я у страху
Да пошёл на поводу? -

Он все мысли постепенно
Приводил в нормальный такт. -
Крепостные есть же стены,
Очевидный это факт.

Ведь стена почти по крышу
Из прочнейших кирпичей,
И растёт она всё выше,
И становится крепчей.

Знать, и тыл не слаб, а прочен.
Знать, не быть судьбе иной.
Для меня комфортно очень
Быть за каменной стеной.

Не счинит никто вреда мне,
Коль я скрыт за монолит.
Не подвёл бы лишь фундамент,
На котором всё стоит.

Но об этом нет и речи,
Валуны в земле лежат.
При любой, знать, будет встрече
Позитивный результат.

Как народ столпился кругом,
На наряд-то глядя мой!
Пообщаемся друг с другом,
Хоть и каждый там немой.

Всё на ход похоже крестный
К манны с неба дележу.
Мне они неинтересны,
Но я что-то щас скажу».

Чтоб начать с народом сходку,
«Взяв на грудь» одним рывком,
Павел выпил рюмку водки,
«Полирнув» её пивком.

Закусив всё снедью разной,
Проглотив какой-то жмых,
Он решил устроить праздник
На глазах глухонемых.

«Рад, что вы явились сами, -
Начал Царь, народ лишь стих. -
Всяк стоит перед глазами,
Гляну каждому я в них.

Хоть сие не очень просто,
Без подсказок вникну сам -
Ваши просьбы и вопросы
Прочитаю по глазам.

Подниму больных и слабых,
Чтоб не пал ваш крестный ход
И порадоваться дабы
Мне за вас, честной народ.

Я - душевный! Как иначе?
Человечно в тему врос.
Каждый день, поверьте, трачу
Я на сложный ваш вопрос.

Не смотрите ликом пресным.
Горевать не в этот раз.
Много общих интересов
Совпадающих у нас.

Не щадит природы лоно,
С самого гниём корня?
Это неопределённость
И для вас, и для меня.

Коль пришла печаль-кручина,
А бывает так, увы,
Не ищи тому причину,
Выбрось мысль из головы.

Посмотри, живём-то где мы?
Всё ли здесь нам по плечу?
Я и сам на эту тему
Даже думать не хочу.

Я здесь царь! И каждый день я
У икон, страну храня.
Наберитесь все терпенья
И дослушайте меня.

Всяк вникай, стоишь пред кем ты.
Царь глаголит - ты кивай.
А не нравятся ответы,
То вопрос не задавай.

Может, был мой братец демон,
Может, в чём-то был и вор,
Занимался даже чем он,
Я не знаю до сих пор.

Понимаю, толку мало
С оправданья моего.
Как же низко всё упало,
Вы спросите у него.

С верой в Бога и не вру я,
Но сейчас сказать хочу -
Я вас всех разочарую
И немного огорчу.

Стал всея я в разе коем,
Знать, подай вам хлеб да квас?
Я хочу всех успокоить,
Кто так думает сейчас.

Знаю, знаю! Всем вам плохо!
Целый год без крыш дома,
На столе остались крохи
И пустуют закрома.

Мать-природа бьёт тем паче.
Коль с того тебя трясёт,
Поскромнее ставь задачи,
По-простому делай всё.

Что поделать? Все мы грешны!
Что там шепчите под нос?
А, я понял! То, конечно,
Ожидаемый вопрос.

Стал иным чуток я в теле,
Моложавей, чем тогда,
Отрасли и почернели
Ус, власы и борода.

Есть подвижки в царском стане.
Как занял царя-то пост,
Замечать я стал в том плане
Не падение, а рост.

На висках, под носом, с тылу
Волосья, ни ткни куды.
Много важных предпосылок
Есть и к росту бороды.

С тем приростом видеть жажду
Поворот в своей судьбе.
Ощущает ведь не каждый
Эту радость на себе.

Чтобы быть не безбородым,
Хоть какой вними совет,
Надо минимум два года.
У меня ж их просто нет.

На вопрос один ответил,
Даже вроде на второй.
Или это уже третий?
Да от вас вопросов рой!

Всё, хорош глазами хлопать!
Всех я разом не пойму.
Вы мозги царя, холопы,
Загружайте по уму.

Попритихли? Слава Богу!
Есть вопрос, я вижу, там.
Ну, земли в Россее много.
А за что её раздам?

Не царя то просто прихоть.
Всё берите, сколь не лень,
Но несите медяки хоть,
Что у вас на чёрный день.

Есть вопрос? Моргните глазом.
Разгребу их череду.
Если нет ответа сразу,
Постараюсь и найду.

Отвечаю всем про сено,
Раз такой возник вопрос:
«Сена нынче по колено,
Только нет в достатке кос».

А теперь вопрос последний.
Я сочту его за блиц.
Был в курятниках намедни -
Там ни кур и ни яиц.

Ну, куда всё делось, ясно!
Спёр всё тот, сидит в ком бес.
Это сложный и опасный
Всё вернуть назад процесс», -

У Царя чесалось ухо,
Заводя его всерьёз.
Шапку вывернул Павлуха,
Чтоб интимный снять вопрос.

Тут в его влетело уши,
Как вопрос от старика:
«Не устал ещё, Павлуша?»
Царь сказал: «Ну, нет пока!»

Оценив проблему мигом,
Раз без шапки стал оков,
Царь хотел не только прыгнуть -
Подскочить до облаков:

«Все увидели, не все ли
Как волос сменился цвет.
Под угрозой был доселе,
А теперь как будто нет.

Обсудили всё нормально,
Хоть немы холопы ртом,
И без всякой экстремальной
Ситуаций притом.

Хоть и хлопали глазами,
И вопросов был напор,
Получился между нами
Интересный разговор».

Царь теснее шапку скомкал
В онемевший кулачок:
«Подстелю ужо соломку
Вам теперьча под бочок.

Ваши нужды мне ведомы,
Будет всем на пироги.
А теперь давайте к дому
Резко сделаем шаги».

Каждый был, как конь стреножен,
От страданий ныла плоть,
Но кричали все: «Мы можем! -
И, - Храни Царя Господь!»

Павел-Царь, расслабив спинку,
Раз без дела всё равно,
Стал искать в глазу соринку,
Где маячило бревно.


про царя.

Автор: Юрий Пашанин
+0-
Дата: 10/06/2018

№ 55248

Царские глаза

Светлую надежду излучали,
Любящие царские глаза,
Полные Божественной печали,
Чистые как первая роса.

С радостью на Бога уповали,
Царские невинные глаза,
Муки и страдания скрывали,
Родине являя чудеса.

Искренне сочувствуя, прощали,
И целуя молча образа,
Землю праотцов благословляли,
Царские смиренные глаза.

Веры и надежды не теряли,
Улыбаясь, царские глаза,
На Россию-Матушку взирали,
Поднимаясь ввысь на небеса.



Автор: Анна Кобелева
+0-
Дата: 19/06/2018


№ 55568

Хороший Царь!

Хороший Царь, когда и где?
Чего-то не видали!
Что б накормил и напоил,
За просто так нас с вами!

Ему проблемы чужды все,
Что уровнем пониже,
Возможна временная кость,
Не та, что ему ближе!

Царю – царёво, и вокруг
Под боком своя свора,
Её ж кормить, а не народ –
Давно это знакомо!

А то, зациклились мечтой:
Придёт вот Царь хороший,
И всё решит за нас с тобой,
Покинув своё ложе!

Там в "закулисье" он сидит,
И всеми понукает,
А за ним очередь стоит,
На «свято» место – знает!

Как «подсидят» - придёт другой,
Решать свои проблемы,
Просто избрали такой строй,
А людям просто б «хлеба»!

Раблепием всё не унять,
Надеясь всем на Бога,
Что Бог нам дал, то надо взять -
Всё дарено народам!


про царя.

Автор: Граф Кали Остро
+0-
Дата: 15/07/2018

№ 56387

Царь-Горох и Крысы (сказка для взрослых)

Царь-Горох был неплох.
Но развёл он крыс и блох.
Крысы жрали,что хотели.
Блохи прыгали и пели.

Извести такой бардак
Не могли. Ну вот никак.
И крысиный аппетит
Царству, стало быть, грозит.

Жрут и жрут. И всё им мало.
И казна поисхудала.
Царь-Горох, вот как всё есть -
Меньше стал и пить и есть.

Экономить стал Горох.
Кот его едва не сдох.
Но крысиный аппетит
Вряд ли кто подсократит.

Прорву тратит вся страна.
А зачем? А на хр_на?
Крыс всё больше.
Их не счесть.

И любая хочет есть.
Жрут и жрут.
Всё жрут и жрут.
Скоро царству, знать, капут.

А Горох поисхудал.
Сам не рад, что волю дал.
Но чего-то, может бес,
Не даёт прервать процесс.

Вон он - рыжий, словно лис.
Натравил, собака, крыс.



Автор: Михаил Панфёров
+0-
Дата: 30/08/2018